Баварский миллиардер Ханс Лангер — пионер мировой 3D-печати

3d-печать Комментарии к записи Баварский миллиардер Ханс Лангер — пионер мировой 3D-печати отключены

Глубоко в лесах Баварии, в здании, где раньше стояли печатные станки газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, расположена одна из крупнейших фабрик 3D-принтеров в мире. Поздним зимним утром в гигантском помещении тихо — рабочие устанавливают лазеры и проводку в машинах выше человеческого роста и шире письменного стола. Когда сборка будет завершена, принтеры смогут изготавливать все что угодно — от деталей ракет до бедренных имплантов. Фабрика площадью под 9300 кв. м не заполнена еще и наполовину, а на полной мощности будет производить до 1000 принтеров в год.

Ответственен за все это 67-летний Ханс Лангер, один из пионеров индустрии 3D-печати, который 30 лет назад основал компанию EOS GmbH. «Я вовремя увидел, что мы можем преобразить промышленность», — рассказывает Лангер в интервью Forbes в просторной и современной штаб-квартире EOS недалеко от Мюнхена.

Принтеры для самолетов

Революция 3D-печати, которую эксперты предрекали несколько лет назад, пока не случилась. Принтеры не стоят в каждом доме и на каждом столе. Один из крупнейших публичных производителей 3D-принтеров с рыночной капитализацией в $1,3 млрд, 3D Systems, упал в стоимости на 85% с января 2014 года, когда цена акций достигла рекордных $97 за штуку. Сейчас одна бумага торгуется на уровне около $11.

Детали, которые печатают 3D-принтеры, сегодня могут быть не менее прочными и функциональными, чем привычные промышленные изделия, которые кажутся более надежными. Печать, например, позволяет уменьшать вес самолетов, повышать их энергоэффективность и сокращать воздействие на экологию, а также производить суставные протезы, которые меньше весят и позволяют костям заполнять пустоты в металле.

Помимо бизнеса по 3D-печати, Лангер создал экосистему компаний в связанных отраслях, таких как лазерные покрытия и системы лазерного сканирования. Диверсификация и создает возможности для дальнейшего роста всей группы.

Лангер начал спициализироваться на лазерах еще в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана и продолжил исследования в Институте физики плазмы Макса Планка, 

Он думал, что станет ученым, но преподаватель убедил его, что добиваться результатов лучше в промышленности. В 1981 году Лангер присоединился к первопроходцу лазерной индустрии Карлу Баазелу, основателю компании Carl Baasel Lasertechnik. Молодой специалист получил статус одиннадцатого сотрудника.

Он быстро обнаружил в себе талант к продажам. «Всегда спрашивайте «почему», — объясняет Лангер свои принципы. — Если у вас есть покупатель — почему?» На первых переговорах с профессором Центра ядерных исследований в Карлсруэ он продал не только станок стоимостью $5000, но и всю лазерную систему целиком. А за три месяца выполнил годовой объем продаж.

Успех Лангера в Baasel привлек внимание менеджмента General Scanning. В 1985 году он возглавил европейское подразделение этой американской компании, доминировавшей на рынке лазерных сканирующих устройств.

3D-печать тогда только зарождалась. Чак Халл из 3D Systems изобрел стереолитографию — способ 3D-печати, который основан на использовании фотополимеров для быстрого создания прототипов слоями.  Затем Лангер предложил работодателю создать собственное подразделение 3D-печати. Структура должна была получить название EOS — сокращение от Electro Optical Systems. Но совет директоров General Scanning отказал: они сочли проект слишком рискованным из-за возможных патентных исков.

Лангер не смирился с этим решением. В 1989 году 36-летний менеджер, на тот момент уже отец двоих детей, уволился из General Scanning и, убежденный, что проект окажется успешным, вложил $50 000 накоплений в собственный бизнес — компанию EOS. Правда, предусмотрительно передал половину семейного дома жене Хелле — на случай краха. Сегодня миллиардер вспоминает, что испытывал эйфорию по поводу потенциала технологии, но оставался наивным: «Я все твердил: «Это круче, чем Apple!»

По словам Лангера, BMW тогда тестировала новые 3D-принтеры от 3D Systems и хотела скорректировать их технические характеристики, но не могла заставить американскую компанию изменить конфигурацию (BMW и 3D Systems отказались от комментариев). Основатель EOS набросился на возможность. Он спросил у знакомого в BMW, могла бы компания предоставить предоплату в размере 50% бюджета на разработку 3D-принтера в течение года. «Мой знакомый сказал: «Но вы не справитесь. У вас нет людей, у вас нет ничего, даже чертежа». Я ответил: «Это ставка. У нас действительно ничего нет», — вспоминает Лангер.

Бизнес Лангера рос, но вскоре сбылся прогноз General Scanning: в 1993 году 3D Systems предъявила EOS иск за нарушение патента. Чтобы не разориться на судебных тяжбах, Лангер и Страшег вынуждены были продать 75% бизнеса немецкой оптической компании Carl Zeiss. Основатель EOS сохранил остальные 25%. Новый акционер рискнул взять на себя расходы на юристов с мечтой превратить компанию Лангера в бизнес стоимостью $100 млн.

Сделка позволила Лангеру выйти за рамки создания прототипов и начать работать над полимерными и металлическими пудрами для деталей. В 1994 году EOS начала изготавливать 3D-принтеры на основе лазерного спекания, в ходе которого лазеры выборочно плавят измельченный материал, чтобы создавать детали с нуля. Сейчас эта технология составляет основу бизнеса EOS.

На протяжении четырех лет Лангер работал на Carl Zeiss, задыхаясь в формальной корпоративной культуре компании, и боролся с патентными исками. В 1997-м, когда его партнеры столкнулись с собственными финансовыми трудностями, основатель EOS выкупил бизнес. Вскоре он заключил лицензионное соглашение с 3D Systems, получив права на лазерное спекание (правда, за этим последовали новые патентные иски, когда EOS предъявила претензии техасскому стартапу DTM, который впоследствии приобрела 3D Systems; паутина судебных разбирательств была окончательно распутана только в феврале 2004-го). Лангер был счастлив получить права на то, что считал совершенной технологией для полномасштабного производства, а не просто прототипирования.

Революционная форсунка

Изготавливать на 3D-принтере пластиковые прототипы относительно несложно, а вот выпуск настоящих деталей — задача потруднее. В 2015 году GE Aviation добилась прорыва, напечатав в 3D полноценную топливную форсунку. Разработанная на оборудовании EOS, форсунка была цельной, а не из двадцати деталей, и ее вес был уменьшен на 25%. По словам Гленна Флетчера, президента североамериканского подразделения EOS, для 3D-печати «топливная форсунка — символ успеха».

На промышленной выставке в Чикаго в сентябре 2018-го EOS представила серию принтеров по металлу с более мощными лазерами и возможностью выбирать количество используемых лазеров. В ноябре во Франкфурте компания продемонстрировала новую технологию полимерной печати, которая задействует миллион диодных лазеров для ускорения производства. Потенциально это позволит придавать металлу разные свойства в одной детали. Это откроет новые возможности для проектирования и расширит границы функциональности и эффективности. «Значит, можно будет создавать ракеты нового образца, которые отрасль так долго ждала», — мечтает Лангер.
 

Рекомендуем для Вас


© Интернет журнал "ЛАЗЕРНЫЙ МИР", 2019
Напишите нам:
laser.w@yandex.ru

Back to Top