Третье поколение лазерной коррекции зрения

Лазеры в медицине Комментарии к записи Третье поколение лазерной коррекции зрения отключены

В ГОСТЯХ:Татьяна Шиловаврач офтальмохирург, профессор, доктор медицинских наук, главный врач сети офтальмологических центров «Клиника доктора Шиловой и «Smile Eyes», эксперт комитета ГД ВЕДУЩИЙ:Маргарита Ставнийчук 

М.Ставнийчук― Добрый день, в студии Маргарита Ставнийчук, у меня сегодня в гостях в студии наконец-то, очень приятно видеть всегда гостей… Сегодня здесь Татьяна Шилова, это врач-офтальмохирург, профессор, доктор медицинских наук, главный врач сети глазных центров «Клиника доктора Шиловой» и Smile Eyes. Здравствуйте, Татьяна.

Т.Шилова― Здравствуйте.

М.Ставнийчук― Мы сегодня с вами поговорим про третье поколение методов лазерной коррекции зрения. И давайте разберемся, потому что я вообще не знаю, что это такое, чем это отличается от предыдущих поколений, в чем преимущество.

Т.Шилова― Конечно, я с удовольствием расскажу, потому что лазерная коррекция – это то, с чем сталкивается большое количество людей, имеющих проблемы с оптикой. То есть, это близорукость, дальнозоркость, астигматизм, возрастная дальнозоркость. То есть, те, кто носит очки, с медицинской точки зрения практически здоровые люди, но хотят избавиться от очков или контактных линз, которые мы, офтальмологи, хирурги-офтальмологи вообще не любим. Не носите контактные линзы, делайте коррекцию зрения, потому что это быстро и легко.

Когда мы говорим о коррекции зрения, мы говорим о методах, которые меняют фокусное расстояние глаза. Условно, нам надо так исправить оптику, что у нас лучи света, которые проходят через те среды, попадали на сетчатку. Вот раньше это делалось такими методами довольно травматичными. Либо на всей поверхности роговицы, этот метод называется ФРК, это самый первый метод, который появился еще в 85 году.

М.Ставнийчук― А его еще используют где-то?

Т.Шилова― Его используют. Но я, например, использую крайне редко. Меньше 1% пациентов, только в отдельных случаях, когда нужно исправить, например, помутнение в роговице… То есть, мы его используем, но не для здоровой роговицы. Хотя на сегодняшний день вы можете найти клиники, которые продают этот метод как самый современный. Но это метод самый такой травматичный, потому что большая площадь роговицы выпаривается, уничтожаются нервные окончания, есть риски инфекционных всяких осложнений, осложнений с сухим глазом. То есть, масса проблем. И, кроме того, заживление идет очень-очень долго и больно. И отсюда тянутся вот эти мифы, что лазерная коррекция – это больно, лазерная коррекция – это сложно, неточно, потому что те методики, которые появились, условно, три десятка лет назад, они тянут за собой шлейф вот этих историй.

Следующий метод, который точно наши слушатели знают – это метод LASIK. LASIK, когда создается «крышечка» в роговице. То есть, не выпаривается уже по полной площади, а создается такой «лоскут», который откидывается, в роговице кое-что выпаривается, и лоскут накрывается. И, казалось бы, этим методом была решена проблема болезненности. То есть, после LASIK человек на следующий день уже чувствовал себя довольно комфортно. Но появилась другая проблема. Вот этот лоскут, который открывался, он на самом деле никогда не прирастает. И люди, которые сейчас приходят ко мне, они узнают о том, что, оказывается, их роговица навсегда травмирована этим лоскутом.

М.Ставнийчук― И никак не восстановить?

Т.Шилова― Никак не восстановить, потому что наша роговица так устроена, что если срезано, то срастание уже не происходит. Она просто покрывается тонким слоем нежной ткани, так называемым эпителием. И поэтому такой метод противопоказан для людей, условно, военный, занимающихся

активными видами спорта. При небольшом усилии под определенным углом эта крышка могла смещаться. Но это полбеды. Самое основное было, что, срезая «крышку», мы ослабляли роговицу, мы делали ее менее прочной. Условную некую толщину материала, мы срезали на 1⁄3 или более. Конечно, и точность была меньше, и вот это ослабление биомеханической прочности роговицы стало основной причиной для того, чтобы разработать новую методику.

Вот самый последний метод, который самый современный – метод SMILE. SMILE – это, конечно, красивое слово и переводится как «улыбка», но на самом деле это аббревиатура от слов SMall Incision Lenticula Extraction. То есть, мы делаем все то же самое ультраточно, но не делая «крышечки», ничего не выпаривая. Лазер такой очень точный – это отдельный прибор. Если у хирурга нет этого прибора или он не владеет этим методом… SMILE можно сделать по широким показаниям. Практически во всех случаях здоровая роговица. И SMILE заключается в том, что мы делаем всю эту коррекцию эндоскопически. То есть, мы не режем вообще никакой «крышечки». Лазер создает тонкую линзочку в самой толщине роговицы, и хирург через вход менее 2 мм пинцетом ее извлекает.

Конечно, звучит это очень красиво, 25 секунд всего лишь, и ты встаешь зрячим. Безусловно, это очень круто. Но в опытных руках. Потому что если хирург не умеет делать, если у него нет опыта…

М.Ставнийчук― Я так понимаю, что это новая технология, поэтому далеко не все ею владеют.

Т.Шилова― Да, все верно. Она новая относительно предыдущих методов лазерной коррекции. Однако ей уже довольно много лет, потому что с 2007 года она используется на коммерческой основе. То есть, пациенты могут выполнить коррекцию во всем мире этим прибором. Но для того, чтобы сделать SMILE, в клинике должен стоять прибор определенного производителя. Только один производитель, это компания Carl Zeiss, создала такую ультраточную уникальную машину. Поэтому первое – наличие прибора. Второе – наличие хирурга, который умеет это делать. И третье, конечно, ваши медицинские показания для этой коррекции, чтобы выполнить коррекцию любым способом мы делаем всестороннее многоплановое диагностическое обследование.

М.Ставнийчук― А есть ли какие-то противопоказания?

Т.Шилова― Да, противопоказания есть для лазерной коррекции зрения в целом. И SMILE они касаются в том числе. Это больная роговица. То есть, когда пациент приходит к нам с желанием избавиться от очков или контактных линз, мы прежде всего проверяем его роговицу на возможность этой коррекции, то есть, на возможность в целом делать что-либо…

М.Ставнийчук― Как и любая другая процедура.

Т.Шилова― Конечно. То есть, есть определенные ограничения. Поэтому и случаются осложнения. Когда вы приходите в клинику, где стоит старый лазер, допотопный врач и нет хорошего диагностического оборудования. И тогда осложнения, которые приходят тоже ко мне, приходится лечить хитрыми способами. В том числе мы можем использовать методику SMILE как докоррекцию после LASIK, если вам сделали LASIK, можем использовать SMILE, если вам сделали SMILE, мы можем докоррекцию сделать SMILE, и даже если вам сделали первым методом, ФРК, и у вас зрение, как говорят люди, упало. Вы можете прийти, и мы вам SMILE доделаем. Даже после насечек я делаю докоррекцию.

То есть, SMILE – это такая методика, которая дала нам… Расширила возможности хирурга. Это ультратонкие вмешательства в роговицу, которые невозможно было делать раньше вручную, потому что руки хирурга, какими бы они ни были замечательными, они не так точны, как лазер. Этот лазер настолько минимальные импульсы создает, 10-15 секунд, это высокоэнергичные и очень короткие импульсы. Это микро-микро-микро перфорация в толще роговицы. Поэтому, конечно, очень приятно работать на таком лазере, и вот я делаю более 2500 коррекций в год. И поэтому это тот метод, который меня вдохновляет, заставляет использовать его по широким показаниям в тех случаях, когда это нужно.

М.Ставнийчук― А давайте расскажем, какие проблемы решает эта операция. И вообще, правильно ли называть это операцией, потому что вы сказали, что это полминутки всего…

Т.Шилова― Но все равно это выполняется в стерильных условиях, с тем же соблюдением правил, которые выполняются при любых операциях на поверхности глаза и внутри глаза. Поэтому – да, это операция. Мы, конечно, говорим, что это быстрая манипуляция, потому что пациенту это быстро, не больно, совсем не больно. Единственный неприятный момент – при всех наших процедурах на глазах эта «пружинка», когда ты ставишь… Мы ограничиваем подвижность век, и человеку кажется…

М.Ставнийчук― Это самая неприятная часть.

Т.Шилова― Самая неприятная, да. А лазер вы не чувствуете совсем. Нет запаха неприятного. Вот старые методики, когда что-то выпаривалось… Те, кто делал, поймут, о чем я говорю. Запах паленой курицы появлялся. А здесь нет запаха. Это комфортно. 25 секунд. И на следующий день человек возвращается к привычному образу жизни. Он может идти в бассейн, может идти на спорт, может лететь, плавать. И для активных людей этот метод единственно возможный, по сути, потому что ты быстро возвращаешься к привычному образу жизни.

М.Ставнийчук― То есть, никакого периода восстановления тут нет?

Т.Шилова― Зрительно вы, конечно… Вы можете испытывать некое усилие при зрении вблизи, потому что ваши мышцы плохо работали. Но ограничений медицинского плана нет, потому что вход в 2 мм за пару часов закрывается, полностью схлопывается. И вы можете и потереть глаз, и все, что угодно сделать. И это, конечно, очень здорово.

Тут очень много плюсов, но с медицинской точки зрения самое главное, что мы не ослабляем роговицу. Она остается прочнее, чем при предыдущих методиках, потому что мы не режем эти «крышечки», мы не срезаем самую прочную поверхность роговицы. Поэтому миллионы людей по всему миру пользуются, получают удовольствие от этой коррекции.

М.Ставнийчук― Я бы хотела, чтобы мы проговорили, кому это может помочь. И для чего это можно сделать. Если кто-то сейчас нас слушает и уже задумался о коррекции зрения, чтобы он понял, что «да, мне эта процедура подходит».

Т.Шилова― Прежде всего это для тех, кто носит очки или контактные линзы. Для людей, у которых есть астигматизм, в том числе – смешанный. Или близорукость от -0,5 диоптрий, даже самая маленькая, если она снижает зрение, мы можем сделать эту коррекцию, до 10 диоптрий и более. Это тот спектр возможной коррекции, которую мы предлагаем. Но надо сказать, что есть те пациенты, у которых уже была выполнена лазерная коррекция, или даже кератотомия, и тогда мы тоже в отдельных случаях можем использовать этот метод как метод докоррекции после проведенной лазерной коррекции.

Поэтому то огромное количество пользователей очков, контактных линз и особенно те, кто боялись раньше делать – вы правильно делали. Раньше вы боялись, но сейчас не бойтесь, приходите на эту коррекцию.

И возрастных ограничений в этом плане… Самого взрослого возраста – их нет. Но делаем мы коррекцию, начиная от 18 лет. Рекомендация – 18. Иногда чуть раньше, если человеку нужно поступление в военное училище, допустим. Потому что эта методика разрешена тем, кто поступает в военное училище, потому что в ней нет «крышечки», поэтому те, кто хотят стать летчиками, военными, то есть, те люди, которым раньше невозможно было поступить в те профильные вузы в силу плохого зрения. Поэтому все, у кого есть оптические проблемы – пожалуйста, приходите. Мы их решим.

М.Ставнийчук― И те, кто решился на эту процедуру, они приходят в клинику и спрашивают: «Есть ли у вас методика SMILE?».

Т.Шилова― Она у нас есть, конечно. Они просто записываются на диагностическое обследование комплексное, которое проверяет не только роговицу, а и сетчатку, и все необходимые процедуры мы выполняем, чтобы отделить здоровых от больных. И условно здоровым, пользующимися средствами коррекции, мы выполняем эту коррекцию. Там назначается, конечно, день определенный, мы согласовываем с пациентом, когда ему удобно. Но, в принципе, в клинике человек проводит порядка 2-2,5 часов. Причем коррекция длится 25 секунд. Но вот эти два часа – это беседы с пациентом, он слушает инструктаж несколько раз…

М.Ставнийчук― Вы объясняете, как проходит процедура…

Т.Шилова― Конечно. Потому что эти 25 секунд – они очень важные. Эти 25 секунд надо молчать, первое. Не разговаривать и лежать в горизонтальном положении, ну, условно, понимая, чего от тебя требует врач. Находиться в таком тесном контакте, по сути, в астральной связи с хирургом, чтобы вы хорошо себя вели, вы должны доверять хирургу, вы должны понимать… И от хирурга требуется ответственность в плане инструктажа, в плане того, чтобы объяснить так правильно, чтобы пациенту было комфортно.

М.Ставнийчук― Спасибо, что разъяснили все этапы этой процедуры. С нами была Татьяна Шилова, это врач-офтальмохирург, профессор, доктор медицинских наук, главный врач сети глазных центров «Клиника доктора Шиловой» и Smile Eyes. Эфир провела Маргарита Ставнийчук, до встречи.

Источник: https://echo.msk.ru/programs/beseda/2915484-echo/

Рекомендуем для Вас


© Интернет журнал "ЛАЗЕРНЫЙ МИР", 2019
Напишите нам:
laser.w@yandex.ru

Back to Top